Братская могила во дворе: поисковые отряды хотят проверить дачные участки


 

МОСКВА, 17 апр , Антон Размахнин. Подмосковные поисковики начали полевой сезон: на местах боев 1941-42 годов до сих пор находят тела павших бойцов Великой Отечественной. Все чаще останки солдат обнаруживают прямо на дачных участках. О том, что делать в этом случае городским властям и хозяевам земли, — в материале .

Неучтенные, неперенесенные

Бывает, что копает человек яму под фундамент, колодец, а то и туалет — и видит кости. Военное захоронение. Тот хозяин или строитель, у кого есть сердце, — находит местных военных поисковиков и сообщает им. Тогда солдаты находят нормальное место упокоения, где есть памятник, цветы, а если повезет, то и имена павших становятся известны.В Тверской области утвердили правила работы поисковых отрядов

Но так бывает не всегда. Многие хозяева земли боятся, что их заставят устраивать на собственном участке военный мемориал. А строители не хотят останавливаться на несколько дней ради из-за кропотливой работы по извлечению останков. Простой — потеря заработка…

«Весной 1942 года, когда война в Московской области закончилась, — рассказывает Константин Смирнов, председатель военно-патриотического поискового объединения «Плацдарм», — прошла так называемая санитарная зачистка территории области. Работали трофейные команды, а также обычные деревенские жители, которые закапывали тела в траншеи, в воронки от снарядов и другие не слишком подходящие места. Сведения об этих захоронениях обычно сообщались через администрации сельсоветов, во многих местах организовывали памятники и ограды».

Могилы были братские — лишь офицерам, по законам военного времени, полагалось индивидуальное захоронение. С тех времен остались «неучтенные» павшие на местах активных боев — это те, кого захоронили наскоро, как попало. Такие останки вполне вероятно найти на любом участке, если он расположен в западной части Московской области.

В 1964 году, продолжает Константин Смирнов, прошла мощная кампания по переносу и укрупнению воинских захоронений времен войны. Но, как сейчас выясняют поисковики, переносили почему-то не всех бойцов. Часть тел оставались лежать, как лежали, даже тогда, когда по всем документам могила переставала существовать.Рогозин: три тысячи останков советских воинов найдены в экспедициях

«17 октября 2014 года в районе деревни Миронцево обнаружена братская могила, числящаяся перенесенной, — рассказывает глава «Плацдарма». — Старожилы деревни нам говорили: да, тут была братская могила, но ее давным-давно перенесли. Мы разгребли горы мусора — на этом месте устроили свалку. Сняли землю. Первое, что мы нашли, это ОЗК, общевойсковой защитный комплект образца 1950-х годов. Казалось бы, все логично: раз в такой яме ОЗК лежит внизу, значит, всех бойцов уже «выбрали». Но ниже пошли останки: 1941 год, обвес, шинели, валенки. То есть частично бойцов отсюда взяли, остальных бросили, закопали. И все сровняли с землей».

Итак, «неучтенными» могут оказаться и те павшие воины, которые были вроде бы давным-давно перенесены в «официальную» могилу. А тот участок, где находятся их тела, вполне может быть отдан под застройку. И многие хозяева (например, коттеджные поселки, где на братской могиле успели разбить дорогое гольфовое поле) совершенно не готовы разрешить на этой земле поисковые работы.

Лучше заранее

Поисковики Подмосковья обратились к региональной думе с инициативой: сделать экспертизу на наличие воинских захоронений необходимым условием получения разрешений на строительство. Стоимость экспертизы предлагается исчислять в процентах от кадастровой стоимости и закладывать в цену разрешения.

«Перед застройкой хозяин земли обязан все согласовать в более чем десятке инстанций, — горячится Константин Смирнов. — Газовая служба, телеком, архитектура, природоохранное ведомство… Почему бы и нас ему не пройти? Это же просто: звонишь мне, мы поднимаем нашу — самую полную — документацию по захоронениям. Если там нет вероятности найти останки, мы ставим ему печать — строй, дорогой, сколько хочешь! А если вероятность есть — выезжаем на место, проводим краткое обследование. И можно быть спокойным, что ты не построил детскую площадку или сарай на костях наших дедов!»Поисковики из 65 регионов РФ соберутся в на открытии «Вахты памяти 2017»

Средства, которые будут поступать поисковикам, они обещают пустить не только на текущие обследования, но и на свои магистральные задачи — полную паспортизацию и идентификацию воинских захоронений.

Дальновидные хозяева и сейчас — правда, бесплатно — поступают именно так. Перед строительством просят поисковиков проверить участок. И иногда это дает результаты: в мае 2015 года в Павловской Слободе (Истринский район Подмосковья) при такой проверке  участка «Плацдарму» удалось обнаружить и перезахоронить 47 тел бойцов. Эта братская могила 8 на 8 метров в современных документах, конечно же, не упоминалась… А если бы владелец сразу пригнал на участок экскаватор?

Не мешать строителям

Память воинов — дело святое, но и застройщикам и землевладельцам мешать не стоит — такова позиция областного стройкомплекса. Его представители против того, чтобы вводить еще одну инстанцию согласования.

«У нас есть Градостроительный кодекс и федеральные нормы, — отмечает Дмитрий Кононенко, зампред комитета по вопросам строительства, архитектуры, ЖКХ и энергетики Московской областной думы. — И мы как область не можем ввести дополнительную инстанцию согласования. Да еще и обременять строителя дополнительными расходами. Смотрите: бои затронули примерно 70% Московской области. Вы предлагаете эти территории сплошь «закрыть» ограничениями на строительство? Это просто невозможно».

 

ПЕРЕЗАХОРОНЕНИЕ ОСТАНКОВ КУРСКАЯ БИТВА

 

Взамен можно было бы нанести места воинских захоронений на электронную строительную карту Подмосковья, то есть действовать точечно. Если информация о захоронении на карте есть, то перед строительством обязательно следует провести поисковые работы. А если нет — то «и суда нет». То есть механизм предлагается тот же, что и в деле защиты культурного наследия: защищаем признанные памятники, но только их.

Поисковики полагают при этом, что такой механизм никак не защищает те самые неучтенные захоронения. «Представьте себе частично перенесенную в 1964 году могилу, — говорит Владимир Жаркой, руководитель поискового отряда «Альтаир». — По документам на этом месте уже нет никакого воинского захоронения, а по факту есть. Но, руководствуясь документами, застройщик получит право запустить на участок технику, то есть эти бойцы не будут найдены уже никогда».

Сила — в самоуправлении

«Мы поддерживаем поисковые отряды, у нас с этими людьми старая дружба и прекрасное взаимопонимание, — говорит Олег Жолобов, председатель комитета по делам молодежи и спорта Мособлдумы. — Но жизнь идет вперед, мы реалисты, мы хотим не процесса, а результата!»

Основополагающий в этой сфере Федеральный закон «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» от 1993 года предписывает всем обнаружившим захоронения организациям и гражданам сообщать о находках в органы местного самоуправления, напоминает Жолобов. Сейчас в этот закон готовятся поправки — в частности, за сокрытие таких захоронений могут быть введены санкции.

Ключевым звеном в организации поисковой работы в действующей концепции являются органы местного самоуправления. Действительно, в «сельсовете» практически всегда есть контакты поисковиков, работающих в данном районе. И если обратиться туда, они всегда будут рады помочь свести землевладельцев с поисковиками.

«Вводить дополнительное согласование — это, боюсь, многолетняя история, — говорит Олег Жолобов. — А вот действовать на основе уже существующей системы вполне возможно. В частности, актуализировать карты воинских захоронений, внеся в них те неучтенные и нуждающиеся в проверке, данные о которых есть у поисковых отрядов».

Если вдруг…

Нынешняя система вполне позволяет решить этот болезненный вопрос к общему удовлетворению. Для этого нужна всего лишь добрая воля землевладельца, отмечает Константин Смирнов. Ни дополнительных расходов, ни земельных обременений владелец участка может не бояться.

«Многие не сообщают о найденных останках, потому что думают: сейчас отберут землю под мемориал, либо заставят строить на этом месте памятник, либо отзовут разрешение на строительство, — говорит поисковик. — Ничего подобного: мы просто приедем, быстро и аккуратно поднимем (останки. — Прим. ред.) бойцов и вывезем для захоронения с почестями. И их память будет уважена, и ваша совесть спокойна».

В будущем же, вероятно, воплотится в жизнь компромиссный вариант решения: все зафиксированные по данным поисковиков места вероятных воинских захоронений будут нанесены на карту, и для застройки данных участков потребуется предварительная поисковая экспертиза. А курировать эти работы, судя по всему, будет система охраны культурного наследия. Поскольку, как дают понять чиновники, согласование застройки — прерогатива государственных органов.

 

источник ria.ru