Глава НАО предложил закрыть тундру для трудовых мигрантов


МОСКВА, 6 апр . Тундру необходимо закрыть для трудовых мигрантов, определив планку минимальной оплаты труда для работы на нефтепромыслах и привлекая на работу местное население, заявил губернатор Ненецкого автономного округа Игорь Кошин.

«В тундре должны работать люди, живущие в Арктической зоне. В то же время субподрядчики недропользователей стараются нанять крайне дешёвую рабочую силу. Должна быть минимальная оплата труда по рабочим специальностям, закреплённая нормативно-правовым актом. Тогда мы не будем привозить в тундру низкоквалифицированную рабочую силу», – сказал Кошин.

По его словам, в Ненецком округе две трети населения работают в бюджетной сфере и не идут к недропользователям из-за низкого уровня оплаты труда. В то же время без регулирования уровня оплаты труда субподрядчики, которые обслуживают месторождения недропользователей в тундре, устанавливают невысокую оплату труда рабочих специальностей, на которую идут только мигранты.

«У рабочих должна быть необходимая квалификация, и работа должна хорошо оплачиваться. Я считаю, что такое регулирование должно распространяться на всю арктическую зону. Это же наши рабочие места. Люди живут в своем округе и не имеют возможности иметь высокооплачиваемое рабочее место», – добавил Кошин.

Как считает губернатор, уровень зарплаты для рабочих можно привязать к среднему уровню по региону.


Для людей с Большой земли форум коренных малочисленных северных народов – настоящая экзотика. А поездка к тундровым оленеводам — путешествие почти на «другую планету». Благодаря ямальскому форуму корреспондент своими глазами увидела «чумовую» жизнь.

Путь до стойбища пролегал по рекам Полябта и Полуй (правый приток Оби) – по Большому Сору на Зеленый Яр, всего 40 километровм. Стартовали на двух трэколах — вездеходах-амфибиях. «По зимнику часа за три доедем, но загадывать наперед в тундре никогда нельзя», — «обнадежил» провожатый.

Как в воду глядел… Весна на Ямале в этом году выдалась ранняя. Вторая машина увязла в воде под толстым слоем снега: пришлось цеплять ее тросом. Но отделались легко – минут за десять справились.

Встречал журналистов бригадир оленеводов Василий Ного. Он тут старший и главный – ему и слово. «У нас три семьи. Две снохи во втором чуме живут – братья померли, а их жены без отца. Их сыновья – тоже мои пастухи. Трое сыновей и две дочки у меня. Внучка и внук есть».

«Каслать начнем 24-25 апреля — двинемся на Урал. На лето уходим в сторону Воркуты. Здесь у нас Европа, а мы в Азию идем. От Салехарда получается почти 200 километров, но это напрямую. Олени же прямо не ходят у нас: они по горам, а мы за ним вдоль гор», — говорит Василий..

А где же олени?.. «К чумам зимой оленей не пригоняем. Они сами пасутся, а мы через два-три дня ездим, их проверяем. Их зимой лучше меньше трогать – им надо упитанность набрать, им нервничать не надо, а то тощие будут. Когда снега мало, они больше расходятся – труднее собирать их, зато ягель достают».

А собираете как?.. «Отцы ездили на лыжах, а собирали нартами, на оленьих упряжках. Сейчас такого нет – на снегоходе собираем. У меня молодая бригада, они мне: «Да хватит про те времена – уже XXI век». Не хотят про старое слушать, лыжи не хотят надевать. А я на лыжах хожу – вот они стоят».

В стойбище – восемь собак, ямальские лайки. Без нужды не лают. Чумы охраняют и оленей помогают загонять. «Перед касланием быков от стада отделяем – они, хитрые, в лесу прячутся. И надо на снегоходе их обогнать — обратно развернуть, на голое место. В лесу на нем не догнать, отбиваются. Собаки помогают».

В чуме уже правит женщина, она же чумработница. Правда, пока они числятся оленеводами 3-го разряда. Но для жен оленеводов принципиально узаконивание их настоящей профессии. И власти ЯНАО обещают этого добиться.

Василий Ного: «В семь-восемь утра встаем, к оленям собираемся, нарты ремонтируем. Женщины еду готовят, брезенты шьют. Не будут шить – не будет ничего. У женщин много труда. Мужчины оленей караулят». А еще женщины носят воду, колят дрова, топят печь, кроят, шьют, выделывают шкуры…

Женщины cледят за детьми и собаками, стирают-убирают, накрывают на стол… Ох, какой был стол! Ватрушки и конфеты – не в счет, это мы привезли. А вот оленина, вяленая и жареная рыба, пирожки в масле, морошка и брусника – это уже хозяева угощали. Вкусно – не то слово!

Василий: «У нас и свои олени есть – не только совхозные. Надо мне рыбу купить, а друзьям – мясо, делаем мах на мах. Русские продукты тоже кушаем – летом и «ролтон» берем. Огурцы, яблоки – все есть. Раньше не было, а сейчас – круглый год».

Федосья Ного – жена бригадира…
— Это вы для нас нарядились?
— Да. Так в обычной одежде ходим.
— Покупной?
— Нет, сами шьем! Машинка есть.
— И ягушки?
— Все шьем. Шкуры долбим, кроим…
— Скучно не бывает? Не хочется все бросить?
— Скучно – нет. Вечером сядешь вышивать, телевизор посмотришь…

На заднем плане – спутниковая антенна, генератор и два снегохода. «Мобильники заряжаем, телевизор только вечером смотрим – новости. Если круглые сутки генератор гонять, много бензина уйдет. Как топливо кончилось, едем в Салехард». На переднем – чумработница Вера и домашний олень, авка.

Авке нет и года. Оленят оставляют, если мама (важенка) отказалась от малыша или погибла. Традиция эта древняя: дети росли вместе с олененком, заботились о нем, учась оленьему мышлению. Авка ест хлеб, кашу, уху. Но к трем годам – когда природа позовет, его вернут в стадо.

А внуки где?.. «Учатся в Аксарке, в интернате. Летом с нами будут каслать. А сейчас в Салехарде – на каникулы приехали. Но завтра же День оленевода – они там. У нас квартира есть – получили в 2014 году. Но мне в тундре нравится больше. У меня чум – трехкомнатный».

Саша, сын, он же пастух: «В День оленевода никого не оставим – только собак. А посторонних-то здесь нет – никто ничего не трогает. Оленей отловим пошустрее и поедем. Их же заранее учить надо – на гонках сложно. Обычно запрягаем по три-по четыре. Летом на пяти идем».

Попрощались с гостеприимной семьей Ного – на обратном пути встретили оленью упряжку. На шести идет – высший пилотаж. Шутили, что к банкомату едет. Василий нам рассказывал: «Мы же зарплату получаем на карточку. В банк пошел и снимай. Мы же не бестолковый народ».

На самом деле, это они тут основное «население» – олени. Их на территории ЯНАО – более 700 тысяч, а людей – чуть меньше 540 тысяч. Коренных – около 42 тысяч человек, из них 16,5 тысяч ведут кочевой образ жизни.

Василий: «Бывает, что и отдохнешь. Или в гости к кому-нибудь съездишь, если есть чумы рядом. Зеленый Яр недалеко — 18 километров… Или немного выпил и болеешь. От настроения человека зависит. Если стадо не в сборе, печалишься – думаешь, как их собрать. А собрал – и голова не болит». /