Ленинградский вокзал «принял» беженцев: спектакль сыграли в зале ожидания


МОСКВА, 3 марта – , Анна Михайлова. Набор аппаратуры в руках, наушники на изготовке – попадая на спектакль «Разговоры беженцев», чувствуешь себя шпионом. В течение двух часов предстоит ходить по Ленинградскому вокзалу, напряженно вслушиваясь в текст пьесы немецкого драматурга Бертольта Брехта и выискивая глазами говорящих. В этом спектакле нет привычной сцены и зрительного зала. У озадаченных зрителей, отрезанных от окружающего мира наушниками, лишь один ориентир – парень с красным флажком.В Москве в метро, на вокзалах и галереях выступят участники «Золотой маски»

За время скитаний по вокзалу этот отстраненный провожатый не обронит ни слова, поэтому поначалу страх потеряться не дает сосредоточиться на беседе, звучащей из приемника. Не облегчает задачи и необходимость лавировать между пассажирами с чемоданами, которые спешат на поезд и недоуменно огладывают толпу молчаливых людей с проводами на шее, сосредоточенно бредущих за парнем с алым знаменем.

Показ спектакля «Разговоры беженцев» по пьесе Бертольта Брехта в постановке Владимира Кузнецова на Ленинградском вокзале в Москве

Первое время кажется, что хождение по вокзалу – самоцель и носит случайный характер. Но внимательный зритель вскоре заметит, например, что шуршание в наушниках на самом деле производит парень, который стоит рядом, комкает бумажный пакет и выкидывает его в мусорный бак. Таким образом, блуждание по этажам и залам ожидания превращается в увлекательную игру-преследование.

К первому герою скоро присоединяется второй. Внешне они ничем не отличаются от других посетителей вокзала, разве что разговаривают через наушник, даже когда один останавливается у ларька и заварить лапшу из пакетика, а другой отходит в противоположный конец зала, изучая автомат с кофе.

Актеры Сергей Волков и Максим Фомин во время показа спектакля «Разговоры беженцев» на Ленинградском вокзале в Москве

Променад-спектакль – новая форма даже для повидавшей всякое Москвы. Постановку, номинированную на «Золотую маску» в категории «Эксперимент», привезли из Санкт-Петербурга. Не случайно «сценой» выбрали Ленинградский вокзал. В родном для спектакля городе действие происходит на Финляндском вокзале, ведь именно в Хельсинки Брехт писал свою пьесу и именно там встречаются её главные герои – Циффель и Калле, двое немецких беженцев.

О том, что такое бежать из родной страны и быть эмигрантом на чужбине, Брехт знал не понаслышке.  Писатель уехал из нацистской Германии в феврале 1933 года на следующий день после поджога Рейхстага, как он тогда думал, ненадолго. После того, как в огонь фашистов полетели и его книги, Брехт понял, что в ближайшем будущем не сможет вернуться на родину. После долгих скитаний по соседним странам, писатель получил убежище в Финляндии,  и уже оттуда через Советский Союз выехал в США, где ему дали вид на жительство.

Актер Максим Фомин во время показа спектакля «Разговоры беженцев» на Ленинградском вокзале в Москве»Разговоры беженцев» написаны в 1940-1941 годах, но сегодня звучат актуально, как никогда. И дело даже не в том, что Европа снова столкнулась с волной эмиграции, порожденной войной. Поражает, насколько знакомо звучат проблемы, которые обсуждают герои. Цитаты из их непринужденной беседы за чашкой кофе или кружкой пива можно легко принять за отрывок из обсуждения в соцсетях или авторской колонки в газете:

«Человек сегодня – это просто приспособление для ношения паспорта», «вы едва ли  в  наше  время встретите человечное отношение,  не  предложив  взятку», «нефть дороже крови», «возьмите американцев, этот великий народ…теперь  им сел на шею миллионер»…

Актеры Сергей Волков и Максим Фомин во время показа спектакля «Разговоры беженцев» на Ленинградском вокзале в Москве

Герои перескакивают с темы на тему – глобальные вопросы сменяют бытовые зарисовки. Так, в ходе дискуссии о природе нацизма собеседники садятся играть в морской бой. А на диалоге о немецких зверствах один из героев как ни в чем не бывало выуживает из рюкзака вафлю и предлагает её сидящей рядом в зале ожидания женщине со словами: «Хотите? Я из Питера привез». Хруст сухариков, которыми перекусывают исполнители, в наушниках перемежается музыкой Малера.

Хаос вокзальной жизни здесь не просто декорация, а третий персонаж. В интеллектуальный спор героев постоянно вмешивается окружающая действительность, на которую им приходится реагировать – то вода в кофейном автомате закончилась, вынуждая исполнителей, а за ними и зрителей, снова перемещаться, то охранник, заслышав разговоры о Гитлере, подойдет поближе под предлогом того, что хочет полить цветы на окне.

Но не только вокзал вторгается в ткань пьесы, но и герои нарушают привычное течение вокзальной жизни: зачитывают мемуары, забравшись с ногами на сидение, или усаживаются играть в шахматы посреди прохода.

Постепенно и зритель начинает чувствовать себя беженцем. Неприкаянный, он не знает знающий, где окажется в следующий момент. Представление на два часа превращается в жизнь, и, выйдя из здания вокзала, поневоле ищешь глазами путеводный красный флажок.

Актеры Сергей Волков и Максим Фомин во время показа спектакля «Разговоры беженцев» на Ленинградском вокзале в Москве