«Недооценили угрозу»: рассекречены уникальные документы о первых днях войны

© / Анатолий ГаранинМобилизация. Новобранцы. Москва, 23 июня 1941 года

МОСКВА, 22 июн . Минобороны в годовщину начала Великой Отечественной войны опубликовало на своем сайте более 100 страниц рассекреченных воспоминаний советских военачальников.

Документы включают мемуары семи советских полководцев написанные в 1953 году по просьбе Военно-исторического управления Генштаба.

Группа Покровского

Опросом высшего командования занималась группа под руководством генерал-полковника Покровского. Ее создали в 1952 году для разработки описания Великой Отечественной войны. Эксперты попросили военачальников ответить, получили ли войска план обороны, сколько частей было развернуто на границе и привели ли их в боевую готовность 22 июня. Также командующие рассказали о первых сражениях с немецкими войсками.

Среди опрошенных были маршал Иван Баграмян, генерал-лейтенанты Собенников и Деревянко, ряд других военачальников. Их воспоминания позднее легли в основу фундаментальных научных трудов по Великой Отечественной войне.

Знали, что Гитлер готовит войну

Генерал-лейтенант Кузьма Деревянко в 1941 году занимал пост замначальника разведывательного отдела штаба Прибалтийского особого военного округа. Он пишет, что командование и штаб округа располагали достоверными данными об усилении и непосредственной подготовке Германии к войне против Советского Союза за два-три месяца до нападения.

Генерал отмечал, что не раз докладывал командованию о концентрации немецких войск в приграничных районах.

«Однако у меня сложилось убежденное мнение в том, что командование округом недооценивало надвигающуюся угрозу и ко многим разведданным относилось с недоверием», — пишет Деревянко.

По его словам, данные о времени начала войны со стороны Германии, добываемые разведкой, поступали в штаб округа с первых чисел июня. Причем за три-четыре дня до начала войны в них указывалась не только точная дата, но и вероятный час атаки противника.

При этом работа разведки Северо-западного фронта значительно улучшилась со второй недели войны, после назначения начальником штаба генерала Ватутина.

Беспечность помогла врагу

Беспечность и ряд других недочетов в подготовке советских войск сыграли на руку нацистской Германии перед началом вторжения, пишет генерал-майор Николай Иванов, который в 1941 году был начальником штаба 6-й армии Киевского особого военного округа.

Кроме общего превосходства в силах и внезапности нападения, враг использовал «целый ряд недочетов в действиях наших войск — беспечность, благодушие и надежды, что ничего серьезного немцы не предпримут, ограничившись провокациями», писал генерал.

«Несмотря на безусловные признаки крупного сосредоточения немецких войск, командующий войсками Киевского особого военного округа запретил выдвигать части прикрытия, приводить войска в боевую готовность, а тем более усиливать их даже после начала обстрела госграницы и налетов авиации ночью с 21 на 22 июня 1941 года. Только днем 22 июня это было разрешено, когда немцы уже перешли госграницу и действовали на нашей территории», — говорится в мемуарах.

В итоге, констатировал Иванов, произошло опоздание с мобилизацией, в том числе и частей связи, затруднившее управление войсками.

Неожиданная война

Генерал-лейтенант Петр Собенников, возглавлявший войска Восьмой армии Прибалтийского особого военного округа, пишет, что война для всех началась неожиданно.

«Личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге 22 июня, прибыв на станцию Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что начались маневры», — вспоминает он.

По словам Собенникова, даже в ночь на 22 июня он лично получил приказ от начальника штаба фронта Кленова в весьма категорической форме — к рассвету 22 июня отвести войска от границы. Однако он отказался его выполнить, и солдаты остались на позициях.

Генштаб запретил провоцировать немцев

Войскам прикрытия запретили заблаговременно занять подготовленные приграничные позиции на западе Украины, чтобы не провоцировать немецкие войска, пишет маршал Советского Союза Иван Баграмян.

В 1941 он году возглавлял оперативный отдел штаба Киевского особого военного округа (Юго-Западного фронта).

«Начало боевых действий застало их (механизированные и стрелковые корпуса — ред.) в трех-пяти переходах (100-150 километрах) от рубежа развертывания. Механизированные корпуса в пунктах постоянной дислокации были подняты по боевой тревоге и начали выдвижение в районы сосредоточения с началом боевых действий», — вспоминает Баграмян.

Он подчеркивал, что через оперативный отдел штаба Киевского особого военного округа никаких распоряжений о приведении войск в боевую готовность не поступало.

Первые дни Великой Отечественной войны в архивных кадрах
источник ria.ru