Проверяем на себе: для чего в Москве создали службу «Дорожный патруль ЦОДД»

© / Евгения НовоженинаСотрудники дорожной службы ЦОДД во время патрулирования в Москве

МОСКВА, 17 июн , Сергей Белоусов. В мае на дорогах Москвы появились зеленые автомобили Центра организации дорожного движения (ЦОДД) с надписями «Дорожный патруль». Многие автомобилисты стали путать их с машинами, фиксирующими нарушения парковки, некоторые принимают их за сотрудников ГИБДД, но большинство вообще не знает, кто они и зачем нужны. Корреспондент провел один день в составе экипажа дорожного патруля и выяснил, чем именно занимается недавно созданная столичным правительством служба.

Знакомство

На парковке главного офиса ЦОДД меня встречают Олег и Рамиль — двое «старожилов» центра, которых совсем недавно назначили в экипаж дорожного патруля. На обоих — форма темного цвета и фуражки с шашечками над козырьками. Головной убор сильно напоминает дизайн фуражек британской полиции. Оба они являются сотрудниками «Дорожного патруля ЦОДД» — службы, которая должна оказывать автомобилистам помощь на дорогах в случае дорожно-транспортных происшествий, поломок машин, затруднений движения, чрезвычайных ситуаций и других неприятностей.

«Если кончился бензин, мы можем дотащить на тросе до ближайшей заправочной станции, если, конечно, есть техническая возможность у буксируемой машины: проушины там — и так далее. Если тащить нужно фуру, то мы останавливаем другую фуру и просим помочь — у нас есть специальный усиленный трос для большегрузного транспорта, — поясняют сотрудники дорожного патруля. — Его нам выдало руководство после одного случая, когда мы долго не могли остановить какой-нибудь грузовик, чтобы попросить отбуксировать заглохший на проезжей части другой грузовой автомобиль. Мы также смотрим за тем, чтобы различные ремонтные бригады работали на дорогах по правилам, следим за безопасностью рабочих».

Патрулирование

Выезжаем от офиса ЦОДД во 2-м Лесном переулке и двигаемся в сторону ТТК по Бутырской улице. Ехать на Садовое кольцо — привычный маршрут Олега и Рамиля — нет смысла, там сейчас масштабная реконструкция, поэтому, кроме дорожной техники, никому помощи мы оказать не сможем.

К счастью, в этом ДТП никто не пострадал, но и «европротокол» тут бессилен — слишком много машин-участниц. Рамиль звонит в ГИБДД. Удивительно, но никто из водителей до сих пор даже не набрал на телефоне 112. Буквально через пять минут приезжает машина ДПС, а следом карета скорой помощи. Несмотря на наличие инспектора, Рамиль и Олег не покидают место происшествия — после отправки фотографий и сообщений через планшет, подключенный к интернету, они ждут сигнала от Ситуационного центра ЦОДД. В это время к нам подходит водитель такси и жалуется, что машина только поступила в парк и прошла всего 50 тысяч километров. Другого водителя — судя по акценту, из южных регионов — сильно заинтересовали фуражки Олега и Рамиля: «Ребят, я вам скажу — хочу себе такую же шляпу». Получив разрешение из ЦОДД, мы уезжаем.

«Иногда нас путают с «парконами» (автомобили ЦОДД, фиксирующие нарушения парковки. — Прим. ред.), — улыбаются дорожные патрульные. — Мы подъезжаем куда-то, где много неправильно припаркованных машин, начинаем фотографировать покосившийся знак, а водители кидаются закрывать свои номера, быстро уезжают с места неправильной парковки. Думают, что «попали» на штраф».

Начинается сильный дождь, канализационные стоки не справляются с потоками воды. И вот еще одно ДТП — на Крутицкой набережной: такси въехало в задний бампер Mazda. Не успели мы выйти из машины, как девушка-водитель ринулась к нам — подумала, что мы гаишники. Выяснилось, что стоят участники аварии тут уже больше трех часов. Рамиль опять звонит в ГИБДД, под дождем фотографирует машины, потом объясняет водителям, с каких ракурсов лучше сделать снимки. Наконец пригодились жезлы: Олег останавливает поток, таксист и женщина сдают задом в ближайший карман, чтобы освободить движение по набережной, где всего по одной полосе в каждую сторону. На все про все уходит примерно минут пять.

Аналоги

«Дорожный патруль ЦОДД» — не первый опыт создания в России службы автомобильных «ангелов». С 2013 года на платных участках трассы М-4 «Дон» работают аварийные комиссары госкомпании «Автодор», которая помогает автомобилистам в экстренных ситуациях. Обязанности комиссаров почти такие же: они могут оказать первую помощь пострадавшим, вызвать экстренные службы, отгородить место ДТП, убрать животное, которое попало на проезжую часть, расчистить трассу от посторонних предметов или неправильно припаркованных автомобилей и даже ликвидировать последствия природных катаклизмов.

В Германии существует служба Gelbe Engel («Желтый ангел»), организованная немецким автомобильным клубом ADAC. Автомобили мобильной технической помощи — в основном это минивэны — превращены в мастерские на колесах и могут оказать любую помощь автомобилисту. Кроме машин, у ADAC имеется несколько десятков медицинских вертолетов, которые за 15 минут должны очутиться в любом проблемном месте Германии. Однако помогают они только тем, кто оплатил членство в клубе, причем по дорогому тарифу PLUS. Особая международная страховка ADAC позволяет вертолетам прилетать в любую страну Европы, чтобы спасти человека из беды, или использовать технику партнеров в других государствах по всему миру.

«Дорожный патруль ЦОДД» за свою помощь денег с автомобилистов не берет и брать не планирует.

источник ria.ru