Сын Тарковского рассказал, что перед смертью режиссер задумал фильм об Иуде


ФЛОРЕНЦИЯ, 4 апр , Сергей Старцев. За несколько месяцев до смерти Андрей Тарковский обдумывал новый фильм «Страсти» о предательстве Иуды и распятии Христа, сообщил в эксклюзивном интервью сын выдающегося российского кинорежиссера Андрей Тарковский-младший.

О чем говорит гений: кинорежиссеру Тарковскому 85 лет»Он всегда был сконцентрирован на своей работе и буквально до самого последнего момента обдумывал новые проекты. Так, летом 1986 года в Анседонии он размышлял над проектом «Страсти». К сожалению, об этом осталось очень мало материалов. Но осталась идея: он хотел снять день предательства и распятия Христа. Много думал о фигуре Иуды, почему он предал, должен ли он был предать, была ли это его судьба или личный выбор», — рассказал младший сын режиссера, уже почти 20 лет возглавляющий Международный институт имени Андрея Тарковского.

Собеседник агентства отметил, что при этом Тарковский рассматривал очень интересные идеи смещения времени и пространства, их взаимоотношения через микромиры, микропейзажи. «Это уже было использовано им в «Ностальгии» и «Сталкере», но, наверняка, могла бы получиться интереснейшая картина. К сожалению, осталось лишь несколько записей об этом, лишь некоторые интуитивные вспышки», — сказал он.

Пятнадцатилетний Андрей вновь увиделся с отцом после четырехлетней разлуки в январе 1986 года, когда после обращения президента Франции Франсуа Миттерана к Михаилу Горбачеву, ему было разрешено выехать в Париж. К тому времени врачи уже поставили классику мирового кино страшный диагноз – рак.

Биография Андрея Тарковского»Тогда считалось, что онкологию хорошо лечат во Франции, и он поехал в Париж. Так что мы встретились во Франции, поскольку он был там на лечении, а потом летом перебрались в Италию, были вместе на Тирренском море в Анседонии. В конце сентября его состояние ухудшилось, и он вернулся в Париж, в клинику. А в декабре 1986 года его не стало», — вспоминал Тарковский-младший.

«В последний год жизни он все больше читал христианскую философию, был христианином, вся проблематика его искусства и поисков была христианской», — подчеркнул сын режиссера. По его словам, это был особый период, когда «отец очень сильно внутренне сконцентрировался, отбросил все лишнее». «Даже его чтение все больше сводилось к русской религиозной философии. Очень много читал Бердяева, Соловьева, Флоренского», — заметил он.

«Отец говорил, что лучше всего смотреть его фильмы глазами ребенка. Ребенок непосредственно воспринимает мир, у него нет никаких заранее выстроенных преград, созданных образованием или жизненным опытом. Ребенок может принять, но может и отторгнуть. Тарковский считал, что его картины нужно смотреть именно таким образом», — заключил сын мастера.

Во вторник, 4 апреля, исполняется 85 лет со дня рождения Андрея Тарковского.

Читайте полный текст интервью с сыном Андрея Тарковского >>