«Хотел уйти, да Бог не пускает»: истории бездомных фотографа Инны Портновой


МОСКВА, 10 апр , Виктория Сальникова. Инна Портнова — фотограф из Москвы. Она живет в районе Преображенской площади и фиксирует на камеру повседневную жизнь района. У нее есть серия работ, посвященных бездомным Преображенки. Инна не только делает снимки, но и записывает истории своих героев. 

Из адвоката в фотографы

Инна получила юридическое образование и много лет работала адвокатом. За одно из дел клиент расплатился с ней смартфоном и планшетом, после чего жизнь кардинально изменилась. Она освоила фотосъемку на мобильных устройствах — это было удобно, ведь телефон всегда под рукой. Вскоре Инна стала снимать на профессиональную камеру, и фотография стала главным делом ее жизни. Сейчас она учится в школе документальной фотографии и чуть ли не каждый день выходит на улицы в поисках сюжетов. 

Работа Инны Портновой

«Хобби затянуло, это стало способом расслабиться, арт-терапией. Первая социальная тема, которую мне захотелось отразить, — это ощущение одиночества, тоски, ненужности пожилого человека в большом российском городе», — говорит она.  

Первый фотоаппарат у Инны появился случайно. Подруга, зная о ее хобби, отдала свою технику. В это же время сама Инна, изучая городскую среду, нашла интересную для себя тему — бездомные. Они часто собираются на остановке недалеко от ее дома. Инна говорит, что эти люди охотно рассказывают о себе, но мало кто готов их выслушать. Она же слушает, иногда помогает. 

Работа Инны Портновой

«Ощущение дома и своего жилья очень важно для меня. Если не брать фотографию, которая гонит меня на улицы, то я очень домашний человек. Мне было интересно, как можно без этого обходиться. Глобально — это история про общество потребления. Мы живем в окружении тысяч предметов, десяток их носим с собой, выходя из дома. Нам кажется, что без этого всего никак нельзя обойтись. А где-то существуют люди, у которых нет ничего, кроме одежды на них. Вещь может появиться, но ее тут же украдут, потому что человек спит на улице», — объясняет фотограф.  

Николай в мехах

Бездомный Николай — один из недавних героев Инны. Его вид сразу привлек внимание: в шубе из меха он похож на русского барина и даже чем-то напомнил ей оперного певца Леонида Собинова. Инна рассказала его историю. 

Николай

«Николаю 35 лет, он из Ростова-на-Дону. Вспоминает, как ему подарили щенка, с которым он много гулял. Вместе они купались и воровали фрукты из чужих садов. Однажды в отсутствие Коли пес забежал на участок соседей. Те закололи его вилами и подбросили труп ребенку. Нервы Коли не выдержали: после этого он начал видеть духов и слышать голоса. 

Николай

Вскоре скончался отец Коли, а через несколько лет у его матери обнаружили рак. Она умирала в страшных муках, и Николай решил ее покормить: ввел в катетер через шприц питательную смесь, а через 40 минут она скончалась. Коля винит себя в ее смерти. После этого он ушел из дома и жил в приходе под Курском, где выучил наизусть Священное Писание. Потом уехал в Москву и осел на Преображенке. 

Николай

Николай уже два года живет в люке теплотрассы. На одной из стен люка написано «к 621». Он так и называет свой люк: квартира 621. Там тепло, можно высушить одежду, его никто не трогает и не гонит. Однако если крышка люка закроется, Коля может погибнуть. Он признается, что это его главный страх.

Николай у себя дома

Я однажды побывала у него в гостях. Его «подземное царство» оказалось стерильной бетонной коробкой, большую часть которой занимали трубы. Пожалуй, мое главное впечатление от этого «визита» — красивое непрекращающееся пение сверчков. 

Николай у себя дома

Несмотря на жизнь на улице, Николай — большой модник. Он одевается исключительно на помойках, но умудряется подбирать себе стильные костюмы. Были бы они почище, он мог бы спокойно работать моделью и сниматься в журналах мод.

Николай

Костюмы, к сожалению, не сохраняются, для этого нет никаких условий. Поэтому я какое-то время назад решила снимать его портреты в нарядах, чтобы запечатлеть уникальные образы хотя бы для себя.» 

Николай
Галерея бездомных

У Инны есть целая галерея портретов и историй. Среди ее героев — 35-летняя Елена из Ногинска. 

Лена

«В родном городе у нее осталась мама, есть дом, хоть старенький, но свой. Лена же много лет живет на улице: днем — на Преображенской площади, ночью — под Яузским мостом. Иногда она подрабатывает на рынке или просит милостыню. Говорит, что убежала из дома из-за отчима. Однако мать ее и с отчимом давно рассталась, и много раз приезжала и умоляла простить ее, но все безрезультатно», — говорит Инна. 

Саша

«Это 68-летний Саша. Раньше у него была и семья, и работа, но не потянул — ушел от жены и уволился. В результате манипуляций черных риелторов «обменял» родительский дом на деревенский сарай в глубинке. Жить в нем не смог, но разбираться с ситуацией тоже не стал. Начал путешествовать с котомкой: и в чужих хозяйствах работал, и в церковных приходах жил, и с женщинами отношения строил. Но все равно какая-то сила все время гнала с насиженных мест. Более 10 лет назад, когда энергии поубавилось, осел на Преображенке. Говорит, что хотел бы уйти уже давно, да Бог не пускает. «Значит, нужен еще здесь для чего-то» — только этим последнее время и живет», — рассказывает Инна. 

Лариса

«45-летняя Лариса родилась в Ярославской области. Брат изнасиловал ее в 14 лет. Она защищалась и случайно его убила. Хотя суд Ларису оправдал, в родной деревне женщина стала изгоем. Не выдержав сплетен, она уехала. Работала на вредных и тяжелых работах, постепенно спивалась. В итоге оказалась на улице», — делится Инна историей еще одной своей героини. 

Таня-Бантик

«Тане-Бантик 60 лет, она коренная москвичка. Дочь вместе с внуком, в котором женщина души не чает, живут в ее двухкомнатной квартире на Преображенке. Дочь пьет, приводит домой мужчин, издевается над Таней и отбирает у нее пенсию. Она спит по подъездам, выпивает — как все. Милостыню не просит никогда. Каждый день просыпается с первыми лучами солнца и идет на работу: она лучший специалист в районе по «пробою», то есть поиску в мусорных контейнерах предметов. Интересные находки Таня отмывает и продает на барахолке у Преображенского рынка. Что говорит Таня, понять можно не всегда, потому что она коверкает слова как ребенок. Таня очень добрая и душевная: если у нее что припасено, с другими бездомными делится всегда и абсолютно бескорыстно», – продолжает Инна. 

Наташа

Наташа — еще одна коренная москвичка в галерее портретов Инны. «Ей 37 лет, она закрытая и нелюдимая. Мне кажется, что у нее есть серьезное психическое заболевание, но необходимой помощи женщина не получает. Наташа разговаривает только с друзьями, которых никто, кроме нее, не видит».